Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Разгром Додона: сможет ли «пятая колонна» Путина вернуть власть в Молдове/У Кремля все еще остаются возможности для политической дестабилизации власти в Кишинева

Впервые в истории независимой Молдовы прозападные силы получили в парламенте большинство, и теперь имеют возможность полностью определять внутреннюю и внешнюю политику страны. Партия президента Майи Санду «Действие и солидарность» (PAS) всерьез потеснила пророссийский блок социалистов и коммунистов. Формально Киев выигрывает дважды: ослабление кремлевской «пятой колонны» в Молдове, а также содействие (пусть и символическое) Кишинева в интеграции в ЕС и НАТО. Какие риски ожидают демократические власти Молдовы, а также почему европейские устремления Киева и Кишинева все еще остаются лишь радужными планами, читайте в материале «Апострофа».

Победа прозападных сил

В Молдове проевропейская партия «Действие и солидарность» (PAS) президента страны Майи Санду одержала победу на парламентских выборах. Результаты выборов – следующие: «Действие и солидарность» получила 52,7% голосов; пророссийский Блок коммунистов и социалистов поддержали 27,2% граждан; за партию «Шор» высказались около 5,8%. Остальные политические силы не преодолели барьер в 5% голосов.

В итоге «Действие и солидарность» получает 63 депутатских мандата из 101, что позволяет партии получить конституционное большинство. У Майи Санду появилась возможность проводить реформы, не оглядываясь на пророссийскую оппозицию во главе с экс-президентом и лидером социалистов Игорем Додоном.

Как отмечают наблюдатели, такие возможности у проевропейских сил Молдовы появились впервые за все годы независимости.

«Постсоветская эпоха в Молдове завершается. В стране происходят тектонические политические сдвиги. Украина получила в соседней стране дружественный парламент и правительство. Теперь можно рассчитывать не только на оживление экономических контактов, но и на политическое сближение, на выработку общей позиции по ЕС, НАТО и реакции на российские угрозы. Пусть даже это в большей степени будет иметь символическое значение», — отметил в разговоре с «Апострофом» политолог-международник Владимир Воля.

Разочарование Москвы в Додоне близко

Победа PAS стала холодным душем для социалистов Игоря Додона и коммунистов во главе с Владимиром Ворониным. Избиратели не польстились на россказни о «зловредном» Западе и дестабилизации государства в случае победы проевропейских сил.

До выборов большая часть мест в парламенте Молдовы принадлежала партии Игоря Додона. Они всячески пытались блокировать действия Майи Санду, декларировавшей борьбу с коррупцией и местным олигархатом.

В декабре прошлого года, буквально через несколько часов после инаугурации Майи Санду, правительство Молдовы, в котором заправляли соратники экс-президента Додона, ушло в отставку. В условиях распространения COVID-19 по и без того слабой системе здравоохранения страны был нанесен болезненный удар.

Будучи президентом, Игорь Додон отметился явно прокремлевской позицией, публично называя Крым» российским». Дабы не ронять тень на свое реноме московского сателлита, господин Додон ни разу не встречался с руководством Украины.

И, судя по всему, в Кремле рассчитывали, что коммунисты с социалистами и далее будут удерживать контроль над молдавским парламентом, но не вышло. Впрочем, как рассказывали «Апострофу» информированные источники в Кишиневе, в последнее время у Путина достаточно скептически относятся к Додону – не в последнюю очередь из-за его высокого антирейтинга.

«Если Игоря Додона начнут воспринимать как «Виктора Медведчука №2» (сил и средств вложили много, а результата нет), то Кремль достаточно быстро найдет ему замену. У них в запасе два-три альтернативных политических проекта. Поэтому угрожать обострением со стороны Приднестровья Москва вряд ли станет. Население там не такое «мобилизованное», как в ОРДЛО. К тому же россияне в свое время получили от Молдовы то, что сейчас добиваются от нас. Они склонили Кишинев к «прямым переговорам» с Тирасполем, что означало признание «Приднестровской республики» де-факто. Молдова остается разделенным государством, находящимся в перманентном политическом кризисе. С точки зрения Кремля, этого достаточно», — говорит в беседе с «Апострофом» политический эксперт Константин Батозский.

Впрочем, в ряде регионов страны (например, в Гагаузии) пророссийские силы сохраняют свое влияние, которое Москва при необходимости может использовать как дестабилизирующий фактор.

Интересы Украины

В Украине победу партии Майи Санду восприняли с нескрываемым воодушевлением.

«Искренне поздравляю коллегу президента Молдовы Майю Санду с убедительной победой демократических проевропейских политических сил, в частности партии «Действие и солидарность», на парламентских выборах! Это очень важный шаг дружественной Молдовы на пути реформ и реализации европейских стремлений!», — заявил президент Владимир Зеленский.

В экспертной среде активно обсуждают, как теперь Киев и Кишинев могут сообща продвигать свои интересы в ЕС, параллельно работая над восстановлением свой территориальной целостности. Ведь «Приднестровская республика» — это своего рода «ДНР», которую Москва организовала на территории Молдавии.

Хотя сомнительно, что Майя Санду и ее партийные соратники рискнут «наседать» на Приднестровье, дабы не получить фронду в условно пророссийских регионах Молдовы.

В то же время отношения Киева и Кишинева нельзя назвать абсолютно радужными. Один из раздражающих факторов — история со скандальным киевским судьей Николаем Чаусом, похищенным в Молдове. По одной из версий, к этому делу могли быть причастны украинские спецслужбы. Если это так, то получается, что украинские силовики «хозяйничали» под носом молдавских коллег, что является недопустимым.

История остается «мутной». После похищения господин Чаус опубликовал пару обращений, в которых грозился разоблачить своих похитителей. Обещанного компромата нет до сих пор. Впрочем, и у Санду явно стараются спустить эту тему на тормозах.

«Не думаю, что теперь, после победы партии Майи Санду, история с судьей Чаусом будет иметь существенное влияние на отношения Киева и Кишинева. Да, эпизод достаточно неприятный, но стратегические интересы важнее ситуативных разногласий. Главное, что после поражения пророссийских сил, у Киева и Кишинева появилась возможность для скоординированной работы в сфере европейской интеграции», — сказал в комментарии «Апострофу» глава Центра прикладных политических исследований Владимир Фесенко.

Европейский пессимизм

У Киева и Кишинева, действительно, появился шанс совместно активизировать проевропейские устремления, но одной победой на выборах дело не ограничивается. В Украине нечто такое уже происходило в 2005 и 2014 годах, когда одномоментно власть оказывалась у прозападных сил. Эйфория от их победы (Оранжевой революции и Евромайдана) быстро сменилась политическим похмельем. Сказывались не только коррупция и постсоветские «родимые пятна» (патернализм основной части населения и слабость демократических институтов), но и деструктивное влияние Кремля, который всегда играл на внутриукраинских противоречиях.

Молдова, как и Украина, вышедшая из «советской шинели», тут не исключение. За годы независимости обе страны переживали периоды демократического подъема, который сменялся «коррупционным застоем».

Победа Майи Санду на президентских выборах в прошлом году, как и избрание Владимира Зеленского главой украинского государства, стала ответом на острые социальные запросы: справедливость, борьба с коррупцией и бедностью, интеграция в Евросоюз.

Существенная часть украинцев и молдаван (победа PAS отчетливо это показала) связывает будущее своих стран с Западом, но пока это только радужные планы.

«В плане перспектив вступления в ЕС, то у Молдовы и Украины стартовые позиции одинаково небольшие. Наличие Приднестровья не позволит Майе Санду и ее партии форсировать этот процесс. Европейцы прямо говорят, что следующая волна расширения ЕС возможна, но это касается государств, расположенных в западной части Балкан. Относительно дальнейшего расширения, конкретики в обозримой перспективе нет», — говорит Владимир Воля.

Европейские устремления Киева и Кишинева в очередной раз наталкиваются на суровую реальность. У россиян пока больше мотивов помешать Украине и Молдове двигаться в ЕС, нежели у «старой» Европы – желания их принять.

Источник



Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *