Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Си Бриз 2021: развяжет ли Россия войну в Черном море/Наиболее уязвимыми для российских провокаций являются украинские корабли

В Черном море идет активная морская фаза международных учений Sea Breeze 2021 (Си Бриз 2021) с участием Украины, США и других стран-членов и партнеров НАТО. Это наиболее масштабные маневры за всю историю их проведения. В ответ на небывалую концентрацию военно-морских сил потенциального противника в Черном море, Россия подняла в воздух практически все самолеты и вывела в море все корабли ЧФ РФ. В этой ситуации возрастает риск провокации, которая вполне может перерасти в вооруженное столкновение. Тем более, что подобная провокация уже была совершена российскими силами в отношении британского эсминца Defender, который следовал вблизи Крыма, в водах, которые Россия незаконно считает «своими». «Апостроф» разбирался — возможно ли реальное боестолкновение в Черном море и, если да, то при каких условиях.

В зоне особого внимания

С 28 июня по 10 июля в Украине проходят ежегодные многонациональные учения Си Бриз 2021, которые охватывают значительный регион юга Украины: Одессу, Очаков, Днестровский лиман, Кинбурнскую косу, острова Змеиный и Первомайский, дельту реки Дунай. Учения Си Бриз являются самыми масштабными за всю историю их проведения. В них принимают участие 32 страны, около 5000 военных, 32 корабля, 40 самолетов, 18 групп наземного и морского спецназа из Украины, а также стран членов и партнеров НАТО, включая США.

В ответ на такую концентрацию сил в Черном море, Россия привела в готовность практически все свои силы в регионе. Российские военные устроили маневры своей авиации. В небо подняли многоцелевые истребители Су-30СМ, фронтовые бомбардировщики Су-24М, истребители-бомбардировщики Су-34 и истребители-перехватчики Су-27. Согласно заявлению Минобороны РФ, всего учебные задачи выполняли более 10 самолетов из состава Морской авиации и ПВО Черноморского флота и авиации ПВО РФ. Помимо этого, в море вышли практически все силы Черноморского флота РФ. С апреля в Черном море находятся также корабли Балтийского и Северного флотов РФ. В такой ситуации Украина не исключает провокаций со стороны России, сообщает командующий ВМСУ контр-адмирал Алексей Неижпапа.

С этим выводом согласен и содиректор программ внешней политики и международной безопасности Центра Разумкова Алексей Мельник.

«Следует учитывать ту воинственную риторику, которая присутствует сейчас на высочайшем уровне. Чего только стоят слова Владимира Путина о том что, если бы российские военные потопили бы британский эсминец Defender, то им бы за это ничего не было. А теперь представим себе ситуацию, которая не такая уж гипотетическая как некоторым кажется. Есть такой термин «стратегический сержант» или «стратегический капрал». Это когда кто-нибудь, либо пилот самолета, который совершает пролет, либо кто-нибудь из экипажа корабля, который находится вблизи с оружием, готовым к бою, захочет проявить героизм и действительно выстрелить по противнику, например, по НАТОвскому кораблю. Эта ситуация достаточно реалистичная. Если мы говорим о возможном реальном обстреле или атаке корабля из страны-члена НАТО, то на данный момент, это скорее всего надо рассматривать в контексте непредвиденного инцидента или же эксцесса исполнителя», — сообщил Апострофу эксперт.

В то же время эксперт Национального института стратегических исследований Артем Филипенко считает, что Россия обязательно попытается устроить провокацию в отношении кораблей стран-участников учений.

«Не стоит думать, что для этих провокаций потребуется какой-то конкретный формальный повод. Россия преследует, как минимум, две цели. Во-первых, там всячески стремятся продемонстрировать Западу, что являются хозяевами на Черном море и сознательно идут на повышение ставок в надежде на то, что противники, в данном случае, НАТО, дадут слабину. Поведение России — это поведение гопника, который надеется добиться своих целей запугиванием, чем реальными действиями. Во-вторых, для российского руководства важен и внутренний эффект. Подданные российского президента должны постоянно осознавать, что Россия окружена врагами, что Россия готова дать отпор, что нынешнее бессменное руководство России — самое эффективное и так далее. И нужная «телевизионная картинка» — лучшее подспорье в этом», — сообщает эксперт. При этом он отмечает, что решительное ухудшение отношений с Западом вряд ли входит в планы российского руководства.

Впрочем, многое зависит от того, чей корабль будет обстрелян первым.

Чей корабль решится атаковать Россия?

По словам Алексея Мельника, в случае с кораблями ВМС Украины или Госпогранслужбы, у Путина практически нет сдерживающих факторов, особенно после инцидента, который произошел 25 ноября 2018 года и отсутствия адекватной реакции на него.

«В этом плане у России никаких барьеров нет. Здесь международное право не является препятствием для Путина. Но в случае с кораблями стран-членов НАТО или даже неукраинскими кораблями, то думаю, что Кремль, скорее всего, ограничится риторикой или демонстративными действиями, как-то пролет самолетов вблизи корабля, опасное маневрирование и так далее. Потому что то, что Россия преподнесла как предупредительную стрельбу по британскому эсминцу Defender, было сделано в общем-то с большим запасом, чтобы не допустить инцидента. Вот таким может быть образец демонстративных действий, которые могут быть со стороны России», — объяснил эксперт.

Но в случае атаки украинского корабля, не стоит рассчитывать на то, что партнеры по НАТО «впишутся». Все дело в том, что Украина не имеет союзников. Об этом напоминает замдиректора Центра исследований армии, конверсии и разоружения Михаил Самусь.

«У нас нет ни одной страны которая является нашим союзником. Союзники — это страны, которые несут ответственность друг за друга. К примеру, Азербайджан и Турция подписывали военный договор, в котором есть пункт о взаимной обороне. Но в нашем случае, если произойдет нападение на украинский корабль, в принципе, никто не обязан нас защищать. Дальше уже возможны варианты — насколько эмоциональной будет ситуация, какими будут политические решения, и так далее. Наиболее вероятно, что в прямой вооруженный контакт с российскими вооруженными силами никто не осмелится вступать, если, конечно, не будут повреждены корабли какого-либо государства-члена НАТО. Поэтому Украине стоит надеяться только на себя. Необходимо помнить инцидент 25 ноября 2018 года, когда ни одна страна НАТО либо сам Альянс, как организация, не предприняли каких-то конкретных мероприятий после захвата украинских кораблей российскими ВМС. Было большое беспокойство, но конкретных шагов не было», — предупреждает эксперт.

По словам Михаила Самуся, все же существует вариант, при котором россияне могли бы атаковать корабль страны-члена НАТО. Это возможно в отношении корабля той страны, которая не готова к прямому противостоянию с Россией.

«На мой взгляд, та же Великобритания готова к военному конфликту с Россией, особенно на море. Но готова ли к этому, например, нидерландская элита? Не знаю. Поэтому возможно Россия решится на какой-то силовой конфликт с кораблями тех стран, чья политическая элита, по мнению Кремля, не решится направить запрос к союзникам по НАТО относительно применения 5-й статьи Вашингтонского договора (статья, запускающая механизмы коллективной безопасности Альянса, — «Апостроф»). Потому что пятая статья не активируется автоматически, она задействуется по запросу страны, которая считает, что по отношению к ней осуществляется военная агрессия. К примеру, Чехия, после взрывов на складах во Врбетице, несмотря на доказательства очевидной военной агрессии России, не подала запрос в НАТО для активации 5-й статьи. Потому что чешская элита по разным причинам решила снизить градус противостояния. На этом россияне и могут сыграть в случае силового воздействия на корабль страны-члена НАТО», — сообщил эксперт.

По словам экспертам Алексея Мельника, если в ходе учений произойдет эскалация, и начнутся боевые действия, то возможны различные варианты развития событий. «В лучшем случае немедленно будет установлена связь по горячей линии между военно-политическими лидерами или высшим политическим руководством двух сторон, и предпринята попытка избежать дальнейшей эскалации. Но при сегодняшнем уровне доверия, или скорее недоверия, а также достаточно ограниченном выборе каналов коммуникации, существует вероятность того, что это перерастет в конфликт, не то чтобы мирового масштаба, но с реальными жертвами. Это потребует гораздо больше усилий для его деэскалации. И на сегодняшний день такая вероятность достаточно высока», — подытожил эксперт.

Источник



Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *