Уже не долго ждать, когда народ возжелает посадки Зеленского не меньше, чем сейчас посадки Порошенко

Уже не долго ждать, когда народ возжелает посадки Зеленского не меньше, чем сейчас посадки Порошенко
Більше цікавих новин читайте на сайті - SVODKA.COM.UA

Уже не долго ждать, когда народ возжелает посадки Зеленского не меньше, чем сейчас посадки Порошенко

«Закон — это я». Власть демонстрирует, что она имеет монополию на ответ на вопрос — кто коррупционер, а кто нет

С интервью президента Зеленского растиражировалась лишь цитата о том, что народ желает посадки предыдущего президента Порошенко.

Об этом говорится в сегодняшней статье журналиста Михаила Ткача.

И это в то время, как сам президент Зеленский неустанно приближает себя к такому же вердикту социологических опросов уже через каких-то три года, постепенно передислоцируя народные надежды на справедливость и верховенство права со своего прихода к власти до своего ухода.

И, в первую очередь, это будет связано с тем, что воспетая самим Зеленским политическая воля — такая необходима правоохранительным органам для борьбы с топ-коррупционерами — переходит от чаяний народа к чаяниям коррупционеров. Которые благодаря усилиям власти так и не сядут за решетку.

Если овцы останутся целыми — волки точно останутся голодными. Не верите? Спросите у того, кого со слов президента народ жаждет увидеть за решеткой сейчас.

Сейчас, когда на Банковую во все щели посещают руководители правоохранительных органов, даже дипломированному юристу без клептокаратического опыта очень легко поверить в то, что «закон — это я».

Я не буду тратить время, перефразируя фамилии от брата Ермака до Татарова.

Все эти случаи точно имеют одну и ту же механику. Расследовать дело Ермака, не отстранив на время расследования руководителя Офиса президента Ермака, в стране, где правоохранительная система не решается дышать без разрешения Офиса президента — это то же самое что «самому» сдавать экзамены на факультете, где твой отец декан.

Не отстранив заместителя руководителя Офиса президента, который отвечает за правоохранительную систему, в тот самый момент, когда информация о расследовании в отношении него стала публичной — это сигнал, что президент доверяет одному из руководителей своего офиса больше, чем правоохранительной системе.

Не инициировав отставку генпрокурорки после того, как она начала саботировать расследование этого дела — это сигнал, что президент продолжает быть на стороне подозреваемого. Передача дела в СБУ, где руководит друг детства президента, и сохранение на должности заместителя генпрокурорки, который ночью это совершил — это сигнал, что президент не заинтересован в независимом расследовании.

Поэтому, когда президент в одном интервью говорит, что Татаров должен доказать свою невиновность и что народ желает посадки Порошенко — это сознательная игра. Потому что президент хорошо знает, что народ желает верховенства права, независимо от того — Порошенко это или Татаров. Оппозиция к Зеленскому или его команда. Уважает подозреваемого президент или презирает. Нужен подозреваемый президенту или мешает.

Но верховенства нет. Равенства перед законом нет. Да и самих законов нет. Есть только власть. И сейчас власть демонстрирует, что она имеет монополию на ответ на вопрос — кто коррупционер, а кто должен доказать свою невиновность в тех правоохранительных органах, где решит власть.

Когда-то, лет 14 лет назад, мой школьный товарищ устроился работать в Макдональдс. Я узнал об этом, когда летом пожаловал туда за мороженым. Обрадовавшись мне, он ушел из кассы и сделал для меня рожок гораздо больше стандартной порции. Я стушевался, а мужчина, который стоял за мной в очереди — нет, и сразу сказал: «мне такой же рожок как у него».

 

Джерело

Більше цікавих новин читайте на сайті - SVODKA.COM.UA

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *